Свято-Тихвинский Богородицкий женский монастырь - Беседы о страстях. Страсть гнева, безгневие и кротость
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Бузулукская епархия, Бузулукское благочиние

Свято-Тихвинский Богородицкий женский монастырь

по благословению епископа Бузулукского и Сорочинского Алексия

Новости

  • К нам пребывают святыни
  • 03 Декабрь 2017
  • Добрым попечением митрополита Оренбургского и Саракташского Вениамина, заботами и трудами епископа Бузулукского и Сорочинского Алексия с 12 декабря 2017 года по 11 февраля 2018 года в Бузулукской епархии будут находиться для поклонения верующих частица Ризы Пресвятой Богородицы и ковчег с частицей святых мощей блаженной Матроны Московской.

  • Молебен 19 ноября
  • 19 Ноябрь 2017
  • Ежегодно во всем мире вспоминают жертв дорожно-транспортных происшествий. Цель Всемирного дня памяти жертв ДТП, который отмечается 19 ноября 2017 года, заключается в том, чтобы почтить память погибших и выразить соболезнования членам их семей, а также еще раз обратить внимание всех людей на необходимость соблюдения правил дорожного движения.

Все новости

Объявления

  • Библиотека
  • 16 Февраль 2017
  • Каждую субботу с 9.00 до 12.00 при монастыре работает библиотека

  • Просьба о помощи
  • 24 Октябрь 2016
  •  Карта Сбербанка 4276460013808097

Все объявления

Беседы о страстях. Страсть гнева, безгневие и кротость

О страсти гнева, безгневии и кротости

Итак братья и сестры начинаем мы с вами беседу о той страсти, которая рядом с нами всегда ходит- о страсти гнева.

 Итак, когда мы говорим с вами о страсти гнева, мы должны понимать, что эта страсть как и другие страсти за одним исключением корениться в нашей природе и проблема не в самом свойстве гнева. а в том, что это свойство злоупотреблено нами. Сам по себе гнев вложен в нас Богом и его задача служить иммунитетом для нашей души, чтобы, таким образом, мы с вами могли бороться со злом, отвергать и ненавидеть злодейство  и могли обучаться в добродетели. Потому что у гнева есть вторая сторона, которая называется рвение, ревность, ревность к славе Божией и вот как раз то гнев в нормальном его проявлении должен отторгать зло, которое к нам приходит, быть направлен на все то, что хочет удалить нас от Бога и напротив должен понуждать нас к доброделанию. Единственное исключение, которое не коренится в природе и не свойственно человеку вообще, однако же есть в людях - это страсть сребролюбия, все остальные страсти имеют некоторые свойства души на которых они паразитируют. Сребролюбие же это чисто инородное безумное дело, форма идолопоклонства, которая является полной формой сумасшествия, но об этом сегодня речи не идет.

Итак, когда мы с вами говорим о гневе, мы должны знать, что гневу, как и любой другой страсти противоположна некая добродетель, иначе человек просто бы сгнил, если бы он не был причастен к добродетели.

Гневу противоположны две добродетели, которые между собой отличаются как две такие ступенечки. Какие это добродетели? Безгневие и кротость. Вот интересно, да? Гневу противоположно  безгневие и кротость, как его высшее состояние.

  За основу мы берём святого Иоанна(Лествичника). Куда уж нам без преподобного Иоанна идти? Он наш руководитель по этой лестнице духовной жизни. Сегодня мы изучаем восьмую ступеньку ведущую в небо. «Как вода мало по малу возливаемая на огонь совершенно угашает его, так и слеза истинного плача угашает всякий пламень раздражительности и гнева, поэтому скажем теперь по порядку о безгневии.»  Вот - постепенное угашение страсти гнева происходит именно из-за того, что человек плачет о своих грехах. Когда он оплакивает свои грехи, эти слезы доставляют внутреннюю тишину человеку. Поэтому чтобы достигнуть тишины необходимо сражаться с гневом, который мешает истинному плачу, и напротив- плач о грехах он помогает справится с этим нашим зверем внутренним. Дальше св. Иоанн начинает с противоположной добродетели. Совершенство предшествует несовершенству. Добродетель предшествует пороку, красота предшествует уродству, здоровье предшествует болезни. Поэтому св. Иоанн по этому принципу начинает с того, что он дает определение добродетели к которой нужно стремиться. «Безгневие есть ненасытное желание бесчестий, как в тщеславных людях бывает безконечное желание похвалы.»  Почему? Почему нужно желать бесчестия, с чем это связано? Конечно никакой человек христианин, нехристианин, сам по себе бесчестий, как таковых,самих по себе не желает, если он не мазохист конечно же, вот, но здесь идет речь не о мазохизме, а о совсем других вещах, здесь идет речь о том, что человек желает бесчестий за правду, о чем Господь говорил: « Блаженны изгнаны правды ради, яко тех есть Царство Небесное. Блаженны вы когда вас поносят и изгоняют и говорят всякое злое слово на вас имени Моего ради. Радуйтесь в тот день и веселитесь, потому что велика ваша награда на небесах». Именно об этом желании бесчестия говорит здесь св. Иоанн. Именно безгневие приводит к тому, что человек желает бесчестий ради имени Христова и ради правды. Причем желает их ненасытно, потому что знает, что он знает что через это он получает великую награду на небесах. И не только знает, но и видит, что она уже доступна для его сердца. Он готов получить безчестие здесь, чтобы получить честь там, поэтому, если вы читали жития некоторых мучеников, вы могли удивительную вещь увидеть – что мученики ненасытно желали и стремились к страданиям...Под пытками они пели, ликовали. Как поет Церковь –«будучи в алмазных телесах».

 Итак «безгневие есть победа над природой человеческой, нечувствительность к досаде, происходящее от подвигов и потов», т.е. безгневие является победой над нашей собственной природой, оно побеждает природу человека, т. е. Бог требует от нас, чтобы мы поднялись над собой. В каноне Андрея Критского мы слышали такие слова: «прейди времени текущее естество, как некогда ковчег, и буди наследница земли обетования, душа моя, Бог повелевает.»  То есть человек должен подняться над своей природой, он должна подняться над временем и выйти из времени в вечность, как ковчег остановил поток Иордана, чтобы израильтяне прошли в обетованную землю. Потому что Бог повелевает нам, чтобы мы стали сверхвременными существами. Чувствуйте отличие представления христианства от таких обычных представлений, что человек должен быть таким неплохим, нормальным человеком? Для христианина неплохой нормальный человек – это такое очень слабенькое начало. Для христианина высшие добродетели мира сего являются необсуждаемыми правилами хорошего тона. А настоящее начинается уже гораздо выше. Настоящая работа, настоящие высоты.

 Итак, «... победа над природой, нечувствительность к досаде...» , когда человек не чувствует когда ему досаждают, «происходящее от подвигов и потов.» Безгневие никогда не бывает само по себе, вернее бывает в одном из случаев – есть случай когда человек безгневен по природе, кроткий от природы, и как скажет потом св. Иоанн, такая добродетель конечно хороша, но она не доставляет других плодов. Если человек побеждает страсть гнева, которая у него есть, он вместе с ней побеждает и все остальные страсти. Вот это очень важный момент, который нам важно понять, потому что, действительно, есть целый ряд людей, о которых говорят, ну как же вот  не ругается, не скандалит никогда, неужели он такой плохой? Нет, мы говорим, - это в нем хорошо, но это само по себе хорошее качество, оно не доставляет других добродетелей. В отличии от той победы над страстью гнева, которая достигнута при помощи потов, т.е. при помощи борьбы с этой страстью и тогда он побеждает все другие страсти.

 Дальше св. Иоанн переходит к более высокому. Он говорит о кротости. Как помните, в Евангелии Господь сказал: « Блаженны кроткии, ибо те наследуют землю.» Кротость есть неподвижное устроение души в безчестии и чести пребывающее одинаково. Помните мой любимый пример, как старец приучал своего ученика ругать покойников и хвалить, вот это и есть состояние кротости. Человек должен быть в одинаковом состоянии покоя, независимо от того хвалят его или ругают. Равнодушие к похвале и к ругани. На этот счет много хороших поговорок есть: « Собака лает, караван идет» « Собаки лают, ветер носит». Это на самом деле все очень правильно, человек должен идти своим путем, должен идти не обращая внимания на лай там или на похвалу – не важно. В греческой мифологии был рассказ такой там Психея должна была принести богине ларец с сокровищем из страны смерти, причем не отвлекаясь ни на что, ни на похвалу, ни на ругань. Должна была идти ни с кем не разговаривая.  Вот в чем смысл человеческой жизни – человек должен из страны смерти принести некое сокровище в жизнь вечную, не отвлекаясь ни туда, ни сюда. Это даже светские люди знают.

Дальше св. Иоанн описывает ступеньки. «Начало безгневия есть молчание уст при смущении сердца». Вот когда внутри смущение, ты рот закрыл и молчи, не начинай оправдываться или ... «середина – молчание помыслов при тонком смущении души; а конец – непоколебимая тишина при дыхании нечистых ветров». Вот это вершина безгневия, но не  вершина кротости, дорога идет дальше. Казалось бы куда дальше. А вот тут и начинается переход к тем самым ступенькам, которые ведут за пределы мира.

  «Гнев есть воспоминание сокровенной ненависти, т.е. памятозлобия. Гнев есть желание зла огорчившему.» Здесь как раз св. Иоанн определяет что такое гнев. Гнев связан с тем, что человек вспоминает скрытую ненависть, он как бы выводит из себя скрытую ненависть, т.е. памятозлобие сидит внутри и в нужный момент оно вылезает. Что здесь хочет показать св. Иоанн? Он показывает, что гнев возникает не на пустом месте. Есть некое памятозлобие, некое раздраженное состояние души, которое реализуется как такая вспышка в определенный критический момент. Как сказал один современный умный человек почему происходит вспышка ярости?

Потому что гнев поднимается изнутри, подходит к горлу а оно узкое. Представьте, вот взять чайник и его закрыть или скороварку закрыть, а потом чуть –чуть приоткрыть. Что произойдет? Будет бить струя пара. Точно так-же и в гневе – здесь кипит, кипит, а потом раз в верх пошло  и вспышка. Некоторые люди думают – а у меня такого не было, я просто кипел, кипел, и выплеснул, у меня просто катализация произошла. На самом деле было внутри памятозлобие.

 Итак,  «гнев есть желание зла огорчившему». Есть два вида гнева – проявление скрытого памятозлобия и с другой стороны, гнев – желание зла огорчившему. Гнев как бы бывает реакцией на то, что тебя огорчили. Вот это два вида гнева, но они между собой воедино связаны. Почему? Потому что желание зла огорчившему переходит в памятозлобие, которое скрывается на дне сердца, а потом выплескивается. «Вспыльчивость есть безвременное воспаление сердца.» Почему безвременное? Значит есть какое-то вовремя воспаление сердца? Да. Сердце должно гореть любовью. А есть безвременное воспаление сердца, когда человек вскипает не по делу. Вот здесь, кстати, вопрос такой: Бывает ли гнев праведный? Да. А в каком случае? На свои грехи, раз. На людей можно праведно гневаться? Христос гневался на людей? Когда торгующих из храма выгонял, помните? Это был праведный гнев. Святитель Николай, когда заушил Ария – это пример праведного гнева. Когда авву Пимена спросили: «как разобраться где праведный, где неправедный гнев?» Он ответил: « граница следующая: если тебе отрубили руку и ты разгневался, ты поступил неправильно...» Представляйте, вам отрубили руку, и ты не имеешь права разгневаться. «Но если тебя попытаются вовлечь во зло и ты разгневался, ты поступил правильно.» Если тебя попытаются на наркотики подсадить, в разврат втянуть, соучастником грабежа сделать... в этом случае гнев оправдан и справедлив. Для этого он и создан.

« Огорчение есть неприятное чувство, гнездящееся в душе. Раздражительность есть удобопреклонное движение нрава и безобразие души». Неприятное чувство- это состояние в комментариях не нуждается, а вот « удопреклонное движение нрава» что это такое? Это нрав, т.е. норов наш расположен так, что нам легко перейти к гневу. При этом как говорит св. Иоанн – это есть безобразие души, душа теряет свой образ, становится безобразной и уродливой. Здесь можно вспомнить Иоанна Златоуста, который говорит: «Посмотри на красивое лицо гневающегося, на кого же он похожь? Лицо красное, изо рта брызги летят, зубы скрежещут как у тигра, глаза кровью налиты как у быка, руки ноги не на месте – весь дерганый. И тебе не стыдно быть добровольным бесноватым? Бесноватых заковывают в оковы, чтобы они ни себя, ни других не калечили. А ты взял себя добровольно до безумия бесноватого довел.» Поэтому и есть «безобразие души». Понятно, да? Раз глаза у нас есть зеркало души, поэтому глаза тоже становятся безобразными.

 «Как при явлении света исчезает тьма, так и от благовония смирения истребляется всякое огорчение и раздражительность». Прежде всего, необходимо смириться перед Богом, понимая, что мы рабы ничего не стоящие, мы ничего своего не имеем, мы все что имеем - это подарок Бога, нет у нас никакого собственного достоинства, и не нужно нам никакое собственное достоинство, зачем оно нужно? На хлеб его не намажешь, даже в свободную валюту не конвертируешь никаким образом, так ведь? Отношения с людьми у нас от него не улучшаются, так? То есть абсолютно оно не нужно, только мешает. Когда у человека есть смирение, тогда гаснет и истребляется огорчение и раздражительность.

 « Некоторые, будучи склонны к раздражительности, нерадят о врачевании и истреблении сей страсти; но сии жалкие не размышляют о сказанном: устремление ярости его падение ему (Сир.1,22)» Если человек не борется с раздражительностью, то он упадет в грех. Само устремление ярости является уже падением для человека.

 «Быстрое движение жернова в одно мгновение может стереть и истребить больше душевной пшеницы и плода жизни, нежели медленное обращение другого в течении целого дня; потому и мы должны благоразумно внимать себе. Иногда пламя, вдруг раздуваемое сильным ветром, более нежели продолжительный огонь сожигает и истребляет душевную ниву.» Здесь о чем говорит нам св. Иоанн? Он говорит о том, что во время страсти гнева не надо думать сколько времени страсть гнева проявляла себя. Потому что бывает, короткая вспышка ярости сделает такое, что и долгая раздражительность не сделает. Длительность ядерного взрыва ничтожна, но результат его колоссальный. Точно так же из- за короткой вспышки можно убить человека...

 « Не должно быть от нас скрыто, о друзья, и то, что иногда во время гнева лукавые бесы скоро отходят от нас с тою целью, чтобы мы о великих страстях вознерадели, как бы о маловажных, и наконец, сделали болезнь свою неисцельною.» Как некоторые в оправдание свое говорят: я хоть вспыльчив, но ничего страшного, это у меня быстро проходит. Таким образом эта мысль вложена в нас демонами. Мы это должны прекрасно понимать. А цель их очень простая – чтобы люди с гневом не боролись, не считали себя больными. «Мало ли чего? С кем не бывает? Вспылил-отошел!» А получается человек вспылил-отошел, опять вспылил-отошел, и все чаще, еще чаще, чаще...и болезнь становится неисцелимой. Вот если мы возьмем даже светскую психологию.  Есть классификация типов характера: астеники... Светская такая классификация. Ничего плохого нет, или хорошего, просто описание. И в частности там есть описание типа характера полипоида – человека, который обуян страстью к власти. Который говорит я должен над вами доминировать. Такой человек в приступе жестокости, гнева взрывается (сбрасывает пар) а потом начинает формально извинятся, говорит: «все нормально, извини пожалуйста», или часто даже не извиняется, говорит – «замнем, ничего страшного» и люди думают просто человек сорвался, а потом у него опять начинает накапливаться раздражение и опять вспышка. И в конце концов из них выходят  все самые тяжелые преступники. Светские психологи говорят, что если вы обнаружили полипоида, лучше от него держаться как можно дальше. Если это на работе, лучше его уволить, если есть такая возможность. Если начальник, лучше самому уволиться, если жених или  невеста, лучше разбежаться заранее. Здесь как раз то самое описание, которое приводит Иоанн Лествичник – вспышки ярости и гнева, которые  не считают  грехом, с которыми не борются, которые становятся неисцелимы. А дальше Лествичник говорит, что гневающийся подобен волку среди овец, который пожирает стадо.

 «Как твердый и краеугольный камень, сталкиваясь и соударяясь с другими камнями, лишается всей своей угловатости, неровности и шероховатости, и делается кругловидным: так и человек вспыльчивый и упорный, обращаясь с другими грубыми людьми, получает одно из двух: или терпением исцеляет язву свою, или отступает, и, таким образом, очевидно познает свою немощь, которая как в зеркале явится ему в его малодушном бегстве.» Почему часто Господь делает так, что гневливых он сводит с гневливыми? Чтобы обтесать, или чтобы разбежались в разные стороны. Это такое своеобразное лекарство против гнева и ярости, которое Бог делает Сам.

 Гневливый человек по временам произвольно увлекаясь этой страстью, потом уже от навыка и невольно побеждается и сокрушается ею. «Сначала человек сходит с ума добровольно( если дословно перевести с греческого языка), а потом неистовствует уже не добровольно. Эти слова очень важны прежде всего для тех, у кого близкие объяты этой страстью гнева и не хотят с ней бороться, для нас из этого урок, что к ним нужно блокаду делать, а с другой стороны это урок для нас – если у нас гнев вспышками идет...если мы разрешаем себе разгневаться, то потом и невольно гневаемся и начинается зависимость, как пьянство. Как алкоголик не может без выпивки, так и гневливый не может без скандала. У него и день не пройдет спокойно, если он не поскандалит с кем-нибудь. И таким образом эта страсть становится неизлечимой и человек погибает и вместе с собой губит других людей.

 « Ничто так не противно кающимся, как смущение от раздражительности, потому что покаяние требует великого смирения, а раздражительность есть знак великого возношения». Покаяние несовместимо с гневом. Если ты каешься и при этом раздражаешься, значит ты не истинно каешься. Если ты обижаешься, гневаешься, значит ты не истинно каешься. Покаяние это прежде всего великое смирение перед Богом. Когда ты готовишься к ответу на Суде, когда ты знаешь, что должен получить по полной за свои дела, тут уж не до обид, об этом даже и не думаешь.

 « Если признак крайней кротости состоит в том, чтобы в присутствии раздражающего сохранять тишину сердечную и  залог любви к нему;... заметьте залог любви. Что значит залог(любви).То есть некоторое начало любви не сказано полноту любви, потому что в присутствии раздражающегося, гневающегося человека он как бы уходит в себя, чтобы защитить свой внутренний мир, но залог любви к гневающемуся сохраняется при крайней кротости и человек внутренне абсолютно спокоен. «...то, без сомнения, крайняя степень гневливости обнаруживается тем, что человек наедине сам с собою, словами и телодвижениями как бы с оскорбившим его препирается и ярится.» Знаете, вот некоторые начинают кулаки показывать, ругаться: «Вот сейчас бы я ему как высказал...» Вот как - раз это признак крайней гневливости, признак распада души.

« Если Дух Святой называется и есть мир души, а гнев есть возмущение сердца, то ничто не препятствует пришествию в нас Св.Духа больше, чем гневливость.» Раз Св.Дух есть дух мира, то во всякого гневающегося Св.Дух не придет, пока он не начнет с этой страстью бороться.

« Нам известны очень многие злые порождения гнева; одно только невольное исчадие оного, хотя и побочное, бывает для нас полезно. Ибо я видел людей, которые воспламенившись неистовым гневом, извергли давнее памятозлобие, скрывавшееся внутри их, и таким образом страстию избавлялись от страсти, получив от оскорбившего или изьявление раскаяния, или объяснение относительно того, о чем долго скорбели.» Вот это и есть полезное проявление гнева. Т.е человек мучился долго а потом взорвался и высказал, таким образом он подлечился, потому что избавился от этой болезни, которую св. Иоанн называет вшами в голубях. Внешне  кажется что человек мирный, а внутри у него вошки роятся, также и тут внешне кажется человек мирный, а внутри у него памятозлобие. И вот это памятозлобие вылечивается как рана, которая вскрывается и выливается наружу, и человек или слышит просьбу о прощении от того кто его обидел, или объясняется с тем, кто может быть и не собирался его обижать.

 « И видел опять таких, которые по–видимому являли долготерпение, но безрассудное, и под покровом молчания скрывали внутри себя памятозлобие; и счел я их окаяннейшими неистовых, потому что они белизну голубя омрачали как бы некоторою чернотою». Люди которые молчат, а внутри злобятся, святой Иоанн говорит, они хуже, чем гневливые, потому что внешне вроде бы беленькие, а внутри чернота, которая пачкает все. И еще, те которые молчат, скрывая в себе гнев, они думают о себе, что они в некотором смысле праведные, незамечая, что они уже много греха делают.

 « Много потребно нам тщания против сего змия (т.е. гнева и памятозлобия), потому что и ему, как змию плотской похоти содействует наша природа. Т.е. гневу, как и блуду содействует наша природа. Поэтому нужно тщательно бороться с этой страстью.

 « Видел я людей, которые прогневавшись, отвергали пищу от досады; и сим безрассудным воздержанием яд к яду добавляли.» Понятно, да? Те, кто от гнева не ест, они не только ничего доброго не делают, они еще ухудшают себя, гробят свое тело и гробят свою душу. Это к вопросу о том, что всякий ли пост хорошь? Пост со скандалов – это вредно и для здоровья и для души, отвратительно для бога и отвратительно с точки зрения медицины.

 « Видел и других, которые как бы благословною причиною воспользовавшись гневом своим, предавались многоядению и изо рва падали в стремнину.» То есть ни то ни другое не хорошо.

 « Наконец видел я и разумных людей, которые, подобно хорошим врачам, растворив то и другое, от умеренного утешения, данного телу получали великую пользу.» Нужно помнить, что этот способ нужно применять при борьбе с гневом, например с блудной похотью это средство не работает. Там нужно наоборот очень жесткое воздержание.

« Иногда умеренное песнопение успешно успокаивает раздражительность, а иногда, если оно безмерно и безвременно, способствует сластолюбию. Итак, будем пользоваться им, рассудительно избирая приличные времена.»  Что такое песнопения? Это церковные песнопения или чтение псалмов. Умеренное чтение Псалтири умиротворяет душу, но если оно будет сверх меры, оно может привести к сластолюбию, т.е. когда человек начинает услаждаться своим голосом например.

 « Сидя близ келий безмолствующих мужей, я слышал, как они от досады и гнева наедине злились, как куропатки в клетках, и на огорчивших их, ка будто на присутствующих там, наскакивали, и я благочестно советовал им не жить в уединении, чтобы из людей не сделаться бесами. И видел опять людей сладострастных и похотливых сердцем, которые по-видимому были кротки, ласковы, братолюбивы, любили красивые лица: таким я назначал проходить безмолвное житие, как врачевство, противодействующее блуду и смраду плотской нечистоты, чтобы им жалким образом не превратиться из разумных тварей в бессловеных животных".

 « А как некоторые говорили мне,что они сильно увлекаются и тою и другою страстию, (т.е. и сладострастием и раздражительностью): то я запретил им жить по своей воле; а наставникам их с любовью советовал, чтобы они позволяли им по временам проходить то тот, то другой образ жизни, повинуясь однако во всем главному настоятелю...» «...гневливый, подобно волку, часто возмущает все стадо, и многие души огорчает и утесняет».  Да действительно, один скандалист может весь приход разрушить,... один скандалист может всю работу разогнать.
 «Великий вред возмущать око сердца раздражительностью, как сказано: смятеся от ярости око мое (Пс 6,8), но больший – словами обнаруживать душевное неистовство; если же и руками, то это уже вовсе неприлично, и чуждо монашескому, Ангельскому и Божественному житию». Большой вред от сердечного возмущения, еще больший вред от слов, а совсем безумие, когда рукам волю дают.
 « Если хочешь или думаешь, что хочешь вынуть сучек ближнего, то вместо врачебного орудия не употребляй бревна. Бревно – это жестокие слова и грубое обращение; врачебное орудие есть кроткое вразумление и долготерпеливое обличение.» Понятно, да? А у нас как бывает? «Вот я уже больше не могу, я ему столько раз объяснял, а он все равно ничего не понимает, как я на него наорал, наскандалил, показал ему! Но он, почему то не слушается, только хуже ко мне стал относиться. С чего бы это? Странно как- то...» Представляйте – у вас соринка в глазу, а вам вдруг как бревном со всей дури по глазу. Что после этого можно ожидать? « Обличи,- говорит Апостол, - запрети, умоли( 2 Тим.4,2)»,- а не сказал: « И бей; если же и это потребуется, то как можно реже, и не сам собою.» В каком смысле Лествичник разрешает бить? Когда человек дерется, если видим, чтобы обуздать, руки обломать ему, чтобы не дать кого-то избивать, только в этом смысле.
 « Если присмотримся, то увидим, что многие из гневливых усердно упражняются во бдении, посте и безмолвии; а намерение у диавола то, чтобы под видом покаяния и плача подлагать им вещества, питающие их страсть.» Даже в некоторых монастырях есть такая мода: спать поменьше, есть поменьше, долгие правила выстаивать, при этом братья( или сестры) меж собой грызуться. Вот видите что Лествичник говорит? Эти длительные правила, пост и бдение установил там дьявол, не Бог, а лично люцифер. Понятно? Человек не выспался, человек голодный, человек долго стоял на молитве – он на самом деле просто измучился,и его дьяволу очень легко толкнуть в гнев. Именно поэтому, в нормальных монастырях, никогда не будут давать всем общего правила. У св.Пахомия Великого в монастырях было 24 разряда пищи! Представляете? Была такая тончайшая градация: в зависимости от меры духовного роста, от состояния тела и т.д. – все это учитывалось...  Поэтому все мысли о подвигах, которые приходят одновременно с приступом гневливости идут от того же самого духа.
 « Если как мы выше сказали, один волк, имея беса помощником, может возмутить все стадо; то и один премудрый брат, имея Ангела помощником, может, как добрый мех, полный елея, укротить волну, и дать кораблю тихое плавание. Сколь тяжкого осуждения заслуживает первый, столь великую награду получит от Бога второй, сделавшись для всех полезным примером». Заметьте, как жесток здесь св. Иоанн, он гневливого даже человеком не называет, он говорит просто «волк». А что касается брата, который имея помощником Ангела братию примеряет, то дело в том, что когда во время бури кораблю нужно было выйти из ока циклона, то было такое правило: выливалась (на море) бочка с маслом, волны притухали и корабль мог выйти из сложного места, обойти риф или войти в гавань, чтобы спрятаться от волны. Вот и тут Лествичник говорит иносказательно, разумея под мехом тело брата, под елеем его кротость; под волнами возношение и гнев которые возникают; под кораблем брата или братство (коллектив, приход, монастырь). Человек, который примирил, получит награду от Бога, а человек который возмутил ( коллектив, приход, монастырь), получает великое наказание от Бога. Поэтому и сказано: «Блаженны миротворцы- они будут названы сынами Божиими».
 « Начало блаженного незлобия сносить безчестия, хотя с огорчением и болезнию души». Часто говорят: «С чего начинать?» - вот видите? Переносить, когда вас огорчают, хотя бы и  душа и болела, и скорбная была, все равно переносите, потерпите, потому что без терпения нет спасения. «Средина – пребывать во время огорчений беспечально». Когда тебя огорчают, а ты не огорчаешься. Это только середина. «Конец же оного, если только оно имеет конец, -принимать поношения, как похвалы». Мы опять с вами возвращаемся к тому, что безгневие оно любит поношения и стремиться к ним. Почему? Потому что человек, который достиг уже вершины (если только можно назвать это вершиной), он понимает, что когда его ругают незаслуженно, он получит за это награду на небесах, если же его ругают заслуженно, он понимает, что таким образом очищается от грехов своих. В обоих случаях он только радуется, за то, что его обругали. Был один старец, который специально нанял за большие деньги крестьянина, который приходил его ругать, причем, чтобы приходил внезапно ругать. Подготовленный – любой может, а когда тебя внезапно облили грязью, тут уж другое дело. Человек начинает принимать оскорбления ни как оскорбления, а как средство для очищения самого себя. Сама по себе пемза, это матерьял на котором спать не удобно, но с другой стороны наросты на коже пемза хорошо счищает, точно так же  наросты на душе ругань хорошо счищает, и человек радуется, что у него эта грязь счищается.
  « Да радуется первый; да возмогает второй; блажен о Господе и да ликует третий».
 « Жалкое зрелище видел я в людях гневливых, бывающее в них от тайного возношения. Ибо разгневавшись, они опять гневались за то, что побеждались гневом. Я удивлялся, видя в них, как падение следовало за падением; и не мог без сострадания видеть, как они сами себе за грех отмщали грехом, и ужасаясь о коварстве бесов, я едва не отчаялся в своей жизни.» здесь очень важный момент. Некоторые говорят: «Я согрешу, разгневаюсь, но потом сам же себя и отругаю». Как бы сам себя подлечил. Некоторые даже гордятся этим состоянием. А Иоанн Лествичник говорит что это ужасно, когда ко греху еще грех добавил.
 « Если кто замечает, что он легко побеждается возношением и вспыльчивостью, лукавством и лицемерием, и захочет извлечь против них заточенный с обеих сторон меч кротости и незлобия: тот пусть вступит как бы в пратву спасения, в общежитие братий, и притом самых суровых, если хочет совершенно избавится от сих страстей;» Что такое пратва? Химчистка. «...чтобы там, подвергаемый досаждениям, уничижениям и потрясениям от братий, и умственно, а иногда и чувственно ударяемый, или угнетаемый, удручаемый и ногами попираемый, он мог очистить скверну души своей от её скверны». Помните как раньше стирали с помощью стиральной доски? Так же и человек приучается терпеть тыканья, тычки, ругань, особенно незаслуженно. Некоторые стонут «Ну как же так, как мне тяжело, все на меня ругаются, какое у меня послушание тяжелое, это все неправильно и т.д.» Но на самом деле от гневливости, раздражительности и возношения иначе избавиться невозможно. Это как раз и подчеркивает Иоанн Лествичник.
 « А что поношение есть в самом деле омовение душевных страстей, в том да уверит тебя обыкновенная в народе пословица; известно, что некоторые люди в этом мире, осыпавши кого-нибудь ругательными словами в лице говорят: « Я такого- то хорошо омыл». И это истинно.» Даже у нас в России есть такая поговорка! Потому что когда человека поносят , он избавляется от возношения и страстей, с него счищается эта пакость. Поэтому и отшельники,( прежде чем вступить в этот самый высокий подвиг) сначала жили в монастырях и находились в тесном контакте с людьми, чтобы очиститься от гнева. Вот был случай, один монах не выдержал, что все на него ругались, тыкали, он обиделся на всех и ушел в пустыню. Там однажды он стал наливать воду в кувшин, а кувшин у него упал, тогда он на него разозлился, разбил, стал топтать ногами и потом понял что он не избавился от страсти гнева, тогда он вернулся в монастырь. Потому что от этой страсти иначе избавиться нельзя чем через химчистку терпения обид, поношений, унижений. Просто как к этому относится, понимаете? Вот шпырнули. Ах он меня шпырнул! Вот он подлец! Это одна реакция. Или шпырнули – да-а, вот здесь подчистили, хорошо! Другая реакция. Вопрос в том, как мы живем, если мы живем, чтобы спасти свою душу, тогда мы выстраиваем свою жизнь так: нас обругали? Хорошо, чтобы очистится от страстей и грехов. А если мы живем по – мирски, то ругань, она только в нас или памятозлобие вызовет, или просто нас сломают. Просто вопрос в отношении. Какая граница, до какого момента терпеть? Граница такая: если все эти унижения не приводят к отчаянию. То терпеть должно. Если же они приводят к отчаянию мою душу, то терпеть не должно – «Се удалихся бегая и водворихся в пустыни. Чаях Бога спасающего мя от малодушия и от бури» - как говорит Писание.
 «Иное безгневие в новоначальных, происходящее от плача, а иное – невозмутимость, бывающая в совершенных. В первых гнев связан слезами, как некоторою уздою; а в последних он умерщвлен бесстрастием, как змий мечем.»
 « Я видел трех иноков, в одно время потерпевших бесчестие. Один из них оскорбился, но смолчал; другой порадовался ради себя, но опечалился об укорившем его; третий же, воображая вред ближнего, пролил теплые слезы. Так можно было видеть здесь делателей страха, мздовоздаяния и любви». Помните? Мы говорили: раб, наемник и сын.
 « Как горячка в теле, будучи сама по себе одна, имеет не одну, а многие причины своего воспаления: так и возгорение и движение гнева и прочих страстей наших происходит от многих и арзличных причин. Посему и нельзя назначить против них одно врачество. А такой даю совет, чтобы каждый из больных старательно изыскивал приличное средство для своего врачевания. Первым делом в этом врачевании да будет познание причины болезни, чтобы, нашедши оную, получить и надлежащий пластырь для своей болезни от Промысла Божия и от духовных врачей». Духовные врачи - т.е. священники. Сначала нужно найти причину. Гнев – это не первичная страсть. Страсти имеют несколько уровней. Первичная страсть самолюбие, она проявляется через сластолюбие, сребролюбие из которых вырастают как следствие другие страсти. Какие же причины у гнева?
 « Итак да свяжется гнев как тиран, узами кротости, и поражаемый долготерпением, влекомый святою любовию и, представши перед судилищем разума, да подвергнется допросу. Скажи нам, безумная и постыдная страсть название отца твоего, и именование сынов и дщерей. Объяви нам при том, кто сражается против тебя и кто убивает тебя? –В ответ на это, гнев говорит нам: « Матерей у меня много и отец не один. Матери мои суть: тщеславие, сребролюбие, объядение, а иногда и блудная страсть. А отец мой называется надмением...» Запомнили? Везде присутствует надменность. При гневе всегда присутствует надменность, она пораждает гнев, но она может соеденится с тщеславием и пролить гнев: как это меня, такого хорошего, да еще унизили?! Как ему дам! Соеденится с сребролюбием: как же мне не досталось, я так расчитывал! Я же достоин, а мне не досталось, контракт из-под носа унесли!!! С объядением: я только сел поесть, а они своими  звонками, пристали,  поесть не дают! Или с блудной страстью: как он смел невесту увести!  «Дщери мои суть: памятозлобие, ненависть, вражда, самооправдание...»  Вот как интересно – гнев рождает самооправдание. « Я гневаюсь не всегда!» «С кам не бывает...»
 « Сопротивляющиеся же им враги мои, которые держат меня в узах, безгневие и кротость. Наветник мой(тот кто является моим величайшим врагом)  называется смиренномудрием; а от кого он рождается, спросите у него самого, в свое время». Окончательно побеждает гнев – смиренномудрие, т.е. смиренное понимание, что мы пред Богом ничто, что наши только грехи, мы же сами нечисты перед Богом. Вся наша правда ничто перед Богом, поэтому смиренномудрие может нам помочь.
 На восьмой степени венец безгневия. Но кто носит его от естества, тот может быть не носит никакого другого; а кто приобрел его трудами, тот, без сомнения победил восемь страстей.
Священник Даниил Сысоев.
 
 
 
                                                
 

 


Назад к списку